igor_tsaler

Categories:

"Войди в меня". Ирина Аллегрова как зеркало сексуальной революции

Самое время отправиться в дебри постсоветской песенной эротики, которые до сих пор не исследованы. Ирина Аллегрова - вне конкуренции!

У Ирины Аллегровой исключительно удачно выходит изображать изнемогающую от истомы россиянку с претензией в возрасте от 35 до 45 лет. Но здесь она превзошла саму себя. С помощью, кстати, Игоря Николаева. Ведь хит "Войди в меня" написал именно он - обладатель самых ухоженных усов конкурса "Песня года", впавший по такому случаю в андрогиновый пароксизм. Можно представить Игоря, который сидит за роялем при свечах и сочиняет строчки вроде "Войди в мои сны" и "Войди в мой зной", делая пометки на нотном стане. Моцарт в буклях, поймавший вдохновение в опиумном будуаре.

Но что Николаев! Именно Аллегрова превратила набросок гения в грандиозную оду вожделению. Апофеозом трека является шепот "Войди в меня", не оставляющий загипнотизированному слушателю выбора. Он входит. И даже слышит дерзкое сопение, достоверно изображающее постельную сцену. Рискованный трюк, от которого наверняка были в восторге создатели песни! Да и зрители клипа испытали мини-катарсис, увидев такое откровение в эфире Центрального телевидения, где еще недавно царил тотальный официоз. Теперь стало можно. Лихие 90-е, время перемен!

Великая Мать богов Кибела требует жертв. Войди в меня: этот процесс обставляется с величайший важностью. Вхождение - огромное событие. Некая боль должна успокоиться. Я вас любил – деревья гнулись. Правда, если верить песне, россиянка в возрасте от 35 до 45 лет, живущая в 1994 году, не кричит во время секса. Она переступает через себя, согласившись на соитие, и только учится выражать свои чувства. Для сравнения послушайте "Love To Love You Baby" американской диско-дивы Донны Саммер. Так дышит во время сношения человек из мира разврата и чистогана:

Как говорится, два мира - два Шапиро. В "Войди в меня" епстись - это стыд. Хотя Аллегрова и пытается объяснить самой себе, что "всего лишь люди мы - мы все грешны", но многие века тяжелой крестьянской жизни, постулируемого церковью идеала бедности и вынужденного аскетизма (а также десятилетия советского стыдливого викторианства) не могли не превратить проявления чувственности у прототипов песен Ирины в табу. А потому даже во время долгожданного полового акта героиня тов. Аллегровой старается молчать. И лишь в порядке исключения все-таки подбадривает партнера сдержанным, трогательными кряхтением.

Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →